Карта сайта
15 августа 2019, 14:53

Дмитрий Артюхов ответил на вопросы жителей Нового Уренгоя

Губернатор Ямала Дмитрий Артюхов в рамках рабочей поездки по округу встретился с жителями Нового Уренгоя, где рассказал о планах по развитию города и ответил на вопросы новоуренгойцев. О том, что встреча будет открыта для всех желающих, глава региона сообщил накануне в своих аккаунтах в социальных сетях. В итоге зал, где проходило общение, был полон. Разговор длился почти 3 часа. Звучали вопросы об экологии, благоустройстве, строительстве жилья, о ремонте социальных объектов и развитии спорта.

- Мы очень переживаем за нашу спортивную школу «Контакт». Лыжная база в северной части города, в ней занимаются 24 ребёнка. Они занимают 10 квадратных метров, которые нам выделили, остальное сдаётся в аренду. А сейчас лыжную базу вообще продают. У нас очень перспективные дети-спортсмены и мало того, что в городе для них нет условий, нет лыжероллерной трассы, так теперь и последнее продают.

Дмитрий Артюхов: Иван Иванович (Костогриз), мы продаём лыжную базу? Не надо продавать лыжную базу.

Иван Костогриз: Нет, мы ничего не продаём. Дело в том, что по программе сотрудничества с предприятиями города в своё время «Ямалстрой» построил эту лыжную базу. Сегодня это предприятие – банкрот. Они отдавали нам эту базу в эксплуатацию, но сегодня предприятие продаёт свою собственность. У нас рядом есть муниципальная база, она небольшая, но мы там проводим мероприятия. А по лыжероллерной трассе у нас уже есть проект, на следующий год будем просить поддержки, чтобы её построить.

Андрей Воронов: У нас вопрос с городом проработан, была заявка на проект лыжероллерной трассы, нормальной трассы с нормальным зданием. На сегодня деньги в плановый период поставлены на 2020 год, реализация этого проекта, соответственно, начнётся с 2020 года.

Дмитрий Артюхов: Я убеждён, что мы на севере точно должны поддерживать зимние виды спорта. Поэтому мы проектируем в городе два льда в рамках большого спортивного комплекса. У нас, по сути, тут всего не хватает: бассейнов, ледовых кортов и лыж тоже. Я вашу проблему услышал, мы ей обязательно займёмся и найдём решение. Давайте договоримся, что глава города вас пригласит, посмотрите вместе проект, скажете, устроит ли он вас, и тогда мы в следующем году начнём строительство.

-  У меня вопрос по экологии. В Новом Уренгое, за городом, места отдыха перестали быть красивыми и стали больше напоминать помойки. В этом году мы со своими друзьями решили сделать глобальную зачистку: несколько недель ездили и убирались, у нас появилось много единомышленников. Общими усилиями нам удалось привести в порядок и вернуть красоту территориям трёх озер. Дмитрий Андреевич, не считаете ли вы, что в нашем городе необходимо построить завод по переработке мусора? Допустим, из переработанной резины можно делать тротуарную плитку, покрытие для спортивных площадок, использовать в кровле, добавлять в асфальтобетонную смесь. С появлением завода мы могли бы решить проблему утилизации мусора и помогать развитию города.

Дмитрий Артюхов: Спасибо, что вы занимаетесь этим. В вопросах экологической уборки силами одних муниципальных предприятий ничего не добиться. Только вместе с общественностью, молодёжью можно менять сознание. Мы должны понять, что сами всё это творим. Любая мусорка вокруг нас, во дворах – это всё сделано нами. Пока мы к этому не поменяем отношение, у нас не будет так красиво, как мы хотим.

«Мусорная» реформа – больная тема для всей страны, тяжело она идёт. А в Арктике она имеет свои особенности. В Новом Уренгое у нас запланировано строительство мусоросортировочного завода, где будет проходить сепарация на ценные составляющие – картон, стекло, металл, пластик – и органику, которая должна «захораниваться» на новом, соответствующем всем требованиям природоохранного законодательства, полигоне.

Лично для меня было откровением, что построить полигон очень дорого. Это сложное сооружение, там прокладываются гидроизолирующие газоотводящие слои. Такой полигон мы в Новом Уренгое сделаем. Когда мне говорят, что нужно создать мусоропереработку, я понимаю, что это потом ляжет в тариф. И когда придёт платёжка с новой строчкой за мусоропереработку, никто не обрадуется. Переработка у нас не совсем эффективна, потому что спрос на продукты переработки от нас далеко. Все эти истории про плитку хорошие, но весь мусор на плитку мы не употребим, а что с ним дальше делать?

Но всё рассудит экономика. Сейчас эта сфера со скрипом, но переходит на рыночный механизм. Мы перейдём, а потом бизнес уже сам будет решать, что и где построить, что переработать, какое создать производство из вторсырья. А мы точно должны сейчас сделать нормальную и цивилизованную систему сбора, сортировки, чтобы знали, что не хороним ценное сырьё, а потом заново рубим деревья. Если мы до конца года заключим концессионное соглашение на строительство перерабатывающего завода, то через два года мы его построим.

- Я являюсь социальным предпринимателем и коррекционным педагогом. Хотелось бы выразить большую признательность департаменту образования и вам за то, что вы поддержали такой проект, как инклюзия. Я часто встречаюсь с родителями особых деток, и у них есть запрос на постройку реабилитационного центра для детей с ограниченными возможностями. Может ли помочь округ нам в реализации такого проекта? Потому что родители не могут часто выезжать в Москву и Санкт-Петербург, где есть такие специалисты. То есть, мы просим реабилитационный центр.

Дмитрий Артюхов: Я попрошу главу муниципалитета прокомментировать, что в городе имеется, и с вами коротко это обсудим. Тема серьёзная на самом деле.

Иван Костогриз: На базе центральной городской больницы есть реабилитационное отделение. Есть региональная программа, совместная с НОВАТЭКом, когда приезжают специалисты и проводят дополнительное лечение для инвалидов. Что касается реабилитационного центра, такое обращение уже поступало от родителей. Базы, которые есть в городе: «Садко» – это центр временного пребывания детей, а не реабилитационный центр. Там есть программа социальной и психологической реабилитации, а для медицинской реабилитации там минимальные условия.

Дмитрий Артюхов: В «Садко» я бывал. Это замечательный центр, с самым современным оборудованием. И мне говорят, что он почти не загружен. Есть определённые периоды, когда туда направляют детей с самых разных уголков Ямала, порой по решению суда. Но чаще он стоит незаполненный.  Давайте, насколько возможно, расширять его функционал. Проблема же – в первую очередь – в специалистах. Оборудование мы купим, а кто на нём будет работать? Насколько это будет квалифицированно? И – помещение. Насколько возможно развивать реабилитационные услуги на базе «Садко».

-  Я хотела бы поднять вопрос, касающийся многодетных семей. По выделению земельных участков. Я стояла в очереди, мне дали участок под огородничество, а не под жилищное строительство. Когда мы приехали туда в июле, мужчина, который нам показывал участок, надел болотники, а я приехала в кроссовках. Я даже не пыталась туда пробраться. На болоте давать под огородничество землю многодетным – это норма? Это такая забота о многодетных семьях? У меня четверо детей, я на Севере прожила 35 лет. Мне обидно.

Дмитрий Артюхов: По большому счёту у нас везде вокруг болото. Это не оправдание, ни в коем случае. Но реально вы же понимаете, в какой местности мы живём. Так много хороших участков объективно нет. В целом реализация этого закона на Ямале идёт очень тяжело. Очень дорого стоит создание этих участков. Качественные работы: отсыпка, газификация, электричество, проведение дороги – то, что по-хорошему необходимо делать. Когда мы суммируем, сколько это будет стоить, получается, что, если бы часть из этих денег ушла на прямые меры поддержки, люди бы уже давным-давно купили бы себе хорошую квартиру.

На выделенных участках почти никто не строит, даже там, где есть коммуникации. Как правило, земля перепродается. Мы смотрели, меньше 10% реально люди строят. Получается, что мы себя обманываем. Уже объезжал Муравленко и другие места. Всё сделано – дороги ровные, фонари стоят – и ни одного дома. Земельные участки выданы три года назад. Я знаю, что все пытаются их продать, но не получается. Потому что тут рынка нет. И мы в это вложили огромные деньги. Сотни миллионов. Сижу и думаю: так, может, мы дали бы эти деньги людям на руки? Они б ипотеку погасили, купили бы квартиру.

Мы планируем переводить это на денежные выплаты. Осенью такой закон мы будем выносить на рассмотрение. Определяемся с суммами. Конечно, нужно делать максимально справедливо. Люди, которые находятся в худшей жизненной ситуации, должны получать большую поддержку. Думаю, вы со мной согласитесь, есть многодетные семьи с хорошим достатком. И мы не можем делать одинаковую помощь.

Я убеждён, что на Ямале это будет более востребовано, чем предоставление земельных участков. Мы с вами закопаем миллиарды рублей в эти болота, и никто там жить не будет.

Ссылка для блогов